• Apple phone app link
  • Android phone app link

Барселона. Собор Святого семейства

Антонио Гауди

    Имя Антонио Гауди окутано завесой таинственности. Вероятно, первое, что затрудняет понимание его творчества, — это загадка, присущая всем гениям. Он не оставил никаких записей и дневников, у него не было близких друзей (кроме Эузебе Гуэля). Все, что мы знаем о Гауди, связано с его работами и творчеством, а личная жизнь покрыта завесой тайны. Родился Антонио 25 июня в 1852 году в небольшом городе Реус, провинции Каталонии в семье кузнеца и домохозяйки. С детства мальчик страдал ревматизмом, и не мог принимать участие в подвижных играх со сверстниками. Облегчение от боли ему приносили только длительные прогулки, в которых он с интересом наблюдал за природой, ставшая впоследствии лейтмотивом всего его удивительного творчества. Из-за ревматизма Антонио до 11 лет учился на дому, ему преподавала малограмотная мать, а отец научил мальчика рисованию, которое очень увлекало ребенка. Однако Гауди не хватало знаний, и в конце концов он начал посещать школу. Не смотря на усердия в получении образования, учителя недолюбливали мальчика из-за строптивого характера. У будущего великого архитектора имелся и еще один недуг. Он страдал загадочной болезнью раннего старения. В архивах сохранился всего один портрет Гауди, который был сделан в его 26-летнем возрасте. Однако по снимку не скажешь, что на нем запечатлен молодой мужчина.

    После окончания школы, в 17-летнем возрасте, Гауди уехал из родного Реуса в Барселону. Он устроился на должность чертежника в городское бюро и параллельно поступил в Провинциальную школу архитектуры, где был лучшим учеником. Однако у учеников и преподавателей сложилось противоречивое мнение о Гауди. Его считали или гением или сумасшедшим. Имея твердые 5 по всем предметам, принципиальные вопросы он превращал в горячие споры с преподавателями, за что неизменно получал 2. Окончив учебное заведение Гауди, буквально сводил концы с концами, находясь на уровне бедности. Его первая победа свершилась в 1870 году, когда он выиграл конкурс на разработку герба старого монастыря.

    Гауди очень любил Барселону и покидал город лишь трижды. Он мечтал возродить в столице Каталонии старые готические кварталы. К тому времени архитектор стал неплохо зарабатывать, получая все больше и больше новых проектов. Хотя не все заказчики принимали несуразные с виду чертежи, однако Гауди не шел у них на поводу, следуя своим идеям. В конечном итоге заказчики оставались неизменно довольными не только красотой, выполненных проектов, но и функциональностью.

    На протяжении многих лет Гауди был отъявленным скептиком. Он не посещал храмы, хотя делал для них проекты, и не верил в Бога. Исследователи до сих пор теряются в догадках, что преломило ситуацию, что Антонио стал практически фанатиком католической религии. По одной из версий, на него сильно повлияла смерть матери, которая ушла в довольно молодом возрасте.

    Единственным другом и главным почитателем Гауди был богатый каталонский текстильный магнат Эусеби Гуэль. По одной из версий они познакомились на парижской выставке, по другой — во время работы Антонио над проектом магазина перчаток. Эта встреча определила всю дальнейшую творческую судьбу Гауди. Гуэль, по достоинству оценив талант архитектора, не скупился и вкладывал в проекты Антонио баснословные деньги. Творческие идеи Гауди не сдерживали сметы, поэтому, порою, он ломал уже полностью отстроенное здание, из-за посетившей его новой идеи.

    Собор Святого семейства стал делом всей жизни великого творца. Антонио Гауди отнюдь не первый архитектор, который приложил руку к возведению храма. Первые десять лет проект возглавлял Франсиско дель Вильяр, который планировал построить церковный комплекс, окруженный учебными заведениями. Но архитектор покинул проект, не найдя понимания с заказчиком — церковью. И тогда к строительству привлекли Антонио Гауди, который уже в то время блистал на архитектурном парнасе своими неординарными и изумительными работами. Проект так захватил Гения, что он, слывший в те времена местным денди, разъезжающий на собственном экипаже и будучи завсегдатаем лучших барселонских ресторанов, навсегда ушел из светской жизни, поселившись непосредственно на стройке Собора Святого Семейства. Антонио не делал окончательных чертежей, вдохновляясь работой по ходу стройки. Его основной идеей было отображение в камне Нового Завета. По задумке Гауди у собора должно было быть 12 башен, символизирующих апостолов, а три фасада олицетворять жизнь Христа на земле —Рождество, Страсти и Славы. Он тщательнейшим образом прорабатывал детали, снимая слепки с мертворожденных детей и животных, усыпленных хлороформом. Работы шли «черепашьем» ходом, не столько из-за причуд архитектора, сколько из-за жестких условий церкви — строительство должно вестись исключительно на деньги от пожертвований. Порой сам Гауди выходил на улицу и просил милостыню.

    Антонио был настоящим гением, будучи известным архитектором, он не имел своего угла и ни копейки за душой. Питался Гауди фруктами с молоком, жил в одной из комнат собора и ходил в одном и том же костюме, который практически превратился в тлен. В конечном итоге его одежда настолько обветшала, что друзья, когда Антонио уснул, сняли мерки, и пробрели новую.

    Смерть свою Гауди встретил, как истинный гений — нелепо. Он шел на ежедневную службу в церковь Сант-Фелип-Нери, прихожанином которой был. В то время все его мысли были заняты делом всей его жизни — Собором Святого Семейства, находясь в глубокой задумчивости, Антонио не заметил трамвай, который его сбил. Извозчики, приняв великого архитектора за нищего, у Гауди при себе не было ни денег, ни документов, отказывались его вести в госпиталь. Гений пролежал без сознания на улице продолжительное время, после чего его все-таки отвезли в больницу для бедных, в которой, по воспоминаниям друзей, он и мечтал умереть. Опознали Гауди только на следующий день, но уже ничего нельзя было сделать. Его похоронили 10 июня 1926 года в крипте недостроенного им собора Sagrada Família.

    При жизни Антонио Гауди удалось успеть закончить только фасад Рождество; Страстей Христовых воздвигли уже преемники Мастера; в настоящее время ведутся работы над Славой, ориентировочный год завершения проекта считается 2026 — 100 летие со дня кончины великого архитектора.

    Загрузка