Сильвийские ворота

  • Addressмузей-заповедник «Гатчина», г. Гатчина, Ленинградская обл., Россия

Сохранившийся каменный участок ограды парка прерывается массивными Сильвийскими воротами, чуть дальше виден кирпичный домик-сторожка. Не подходя вплотную к воротам, задержимся на ведущей к ним аллее, с которой ворота и парк за ними можно хорошо разглядеть.

Сильвийские ворота представляют собой увенчанную треугольным фронтоном массивную каменную арку, так же, как Адмиралтейские ворота. При этом в них абсолютно нет торжественности, сходства с триумфальной аркой, ощущается только массивность и устойчивость. Их высота 7,6 метра, ширина — 7,3 метра, а фронтон с медной табличкой «Сильвия» уложен прямо на карниз над аркой, без промежуточной полосы фриза. Единственное украшение ворот — вырезанный на замковом камне горельеф. Широкое лицо, не слишком приветливо глядящее из-под курчавых волос — это маска Сильвана, духа лесов, одного из низших божеств античной мифологии. Так что «лесной» смысл названия «Сильвия» здесь все-таки обыгрывается.

Парк Сильвия, однако, по первоначальному замыслу не напоминал дикий лес, это был настоящий регулярный парк, с лабиринтом и прудом в северной части. Кроны деревьев в нем уже не подстригали, зато дорожки расходились симметрично от круглых площадок и вычерчивали правильные геометрические фигуры. Они видны только на планах конца XVIII века, но специалисты указывают, что гравийные дорожки очень долго сохраняются под слоем дерна, и их можно «прочитать» на местности. В 1792—1800 годы здесь высадили тысячи деревьев и плодовых кустарников. Из мраморных скульптур, украшавших пересечения дорожек, документально зафиксировано только две, зато одна из них — купленная в Италии еще Петром I. Планировка Сильвии, видимо, принадлежит садовому мастеру Джеймсу Гекету, который работал и над созданием регулярных участков в Придворцовом парке. В массивной раме Сильвийских ворот видно три расходящихся больших аллеи. Сохранились и две из трех параллельных аллей, пересекавших все три луча.

Как уже упоминалось, парк Сильвия появился значительно позже Придворцового парка, называвшегося в XVIII веке также Английским, но граница последнего проходила здесь уже при Григории Орлове. Ее и отмечала поставленная в 1770 году колонна Орла, прямо напротив Сильвийских ворот. Правда, мы сегодня видим копию, сделанную в середине XIX века, но все пропорции и материалы в точности повторены. Высокий постамент светло-серого гранита и полуметровый в диаметре мраморный ствол возносят на высоту почти шести с половиной метров изваяние орла. Мраморная птица, с живым поворотом головы и раскрытыми крыльями, была после Великой Отечественной войны серьезно реставрирована, но, к сожалению, пострадала уже в наше мирное время. Это не двуглавый орел российского герба, а довольно натуралистично изображенная царственная птица, давшая свое имя роду Орловых.

Сейчас мы подойдем к сооружению, которое относится уже к павловскому времени и не имеет аналогов более близких, чем древнеримские арены. За колонной Орла, чуть левее, если стоять спиной к Сильвии, проглядывает земляной вал выше человеческого роста. Это гатчинский Амфитеатр, созданный в 1797 году по проекту замечательного русского архитектора Николая Львова. Приблизившись к Амфитеатру, начнем обходить его, оставляя справа, и остановимся у массивного каменного постамента в разрыве земляной стены. При общем 65-метровом диаметре Амфитеатра ширина вала в его основании составляет 10 метров. Массивное сооружение, однако, выглядело празднично и гостеприимно. На четырех одинаковых секторах были устроены дерновые скамьи в 4 яруса, к ним вели лестницы из черницкой плиты, украшенные вазами.

Амфитеатр, в отличие от его римских прототипов, предназначался для зрелищ не слишком воинственных. Самым кровавым действом стали петушиные бои, происходившие здесь уже в XIX веке. А при Павле I здесь устраивали так называемые «карусели» — театрализованное подобие рыцарских турниров, с множеством участников в тщательно продуманных и блиставших роскошью костюмах, стилизованных под разные эпохи и страны. Проезд всадников по кругу, выполнение упражнений с холодным оружием и красивые перегруппировки — такие придворные праздники-зрелища представляли собой что-то среднее между военным парадом и балетным спектаклем, причем в них могли лично участвовать члены царской фамилии. Дошедшие до нас описание «каруселей» и подобных им рыцарских игр относятся либо к эпохе Екатерины II либо, напротив, к более поздним временам, к первой половине XIX века.

В новой части парка, на территории Сильвии, архитектор Николай Львов спроектировал еще более удивительный и романтический комплекс, сейчас полностью утраченный. Он представлял собой колоннаду античного храма, как бы подмытую естественным ручьем, причем обрушенные каменные глыбы и обломки мраморных колонн образовывали плотину с водным каскадом. Перед плотиной ручей наполнял бассейн под греческим именем Наумахия. Как следует из названия, Наумахия — место для сражения кораблей, в данном случае это было сильно уменьшенное повторение древнего водного театра в Сиракузах.

Загрузка