Парковый ансамбль усадьбы Гатчино

  • AddressКрасноармейский проспект, д. 1, г. Гатчина, Ленинградская обл., Россия

Вид на парковый ансамбль усадьбы Гатчино опровергает привычное представление об унылой плоской местности под Петербургом. Слева, почти на одной высоте с нашей обзорной точкой, примыкает к дворцовому крылу небольшой сад, приподнятый подпорной стеной и обнесенный решеткой.

Нижний Голландский сад, на краю которого мы остановились, сейчас, к сожалению, выглядит наименее выразительно. Газоны и дорожки должны складываться в сложный симметричный рисунок, подчеркнутый двумя мраморными статуями на высоких постаментах. Подобные участки с регулярной планировкой особенно нуждаются в постоянном уходе и бережном отношении. Геометрически правильные, подчеркнуто искусственные, похожие на залы под открытым небом, они рассчитаны на идеальный порядок и непременное дополнение в виде скульптур, ваз и цветочных клумб.

Три семиступенчатые лестницы приглашают подняться в Верхний Голландский сад, осененный старыми деревьями, сейчас также довольно запущенный. Но слева за оградой можно разглядеть третий сад этого когда-то единого комплекса — сад на дворцовой террасе, восстановленный по подлинным чертежам. В настоящее время попасть в Собственный сад из парка нельзя, его посещение входит в экскурсию по дворцу. Что вполне соответствует его назначению — это сад только для узкого круга гостей, куда выходили из личных покоев хозяина. В конце XVIII века, с приходом моды на пейзажные парки, имитирующими нетронутую природу, вблизи дворцов по-прежнему создавали такие небольшие, четко отграниченные от окружающего пространства участки с регулярной планировкой, с подстриженными кустами, симметрично расставленной мраморной скульптурой, симметричными пышными клумбами цветов.

Пейзажные парки называли английскими в противовес регулярным французским, голландским или итальянским. Их создание в России началось именно с Гатчины. Здесь от архитектора и садового мастера требовалось тонко чувствовать красоту природного ландшафта, подмечать его местные особенности и при этом вносить изменения, как говорили тогда — «улучшая природу».

Около четверти окружающей дворец территории занимает водная система. Такого водного богатства нет больше ни в одном пригороде Петербурга. Но нетрудно догадаться, что природа подарила Гатчине, в дополнение к живописным видам, болотистые низины и топкие берега. А восхищаясь с весны до поздней осени разнообразием оттенков древесных крон, стоит вспомнить, что диких широколиственных лесов в Ленинградской области нет. Берега гатчинских озер покрывал хвойный лес, в основном еловый, темный, либо влаголюбивый кустарник. Чтобы превратить охотничьи угодья в парк в пейзажном вкусе, на огромной площади осушали болотистые земли и высаживали тысячи взрослых деревьев. Липы, дубы, вязы, ясени, клены, тополя, пихты и могучие ивы — все это искусственные посадки, хотя свободно растущие пышные кроны и отсутствие прямых аллей прославляют естественную красоту природы. Даже в конце XVIII века посадки ежегодно исчислялись десятками тысяч деревьев, правда, уже в более удаленных от дворца частях парковой системы.

Начались работы по обустройству парка в 1760-х годах, одновременно со строительством дворца. Ими руководил тот же архитектор — Антонио Ринальди, и знаменитый садовый мастер Джон Буш. В последнее десятилетие XVIII века, при Павле, парк уже практически получил свою сегодняшнюю планировку. Здесь работали замечательные русские архитекторы Андреян Захаров и Николай Львов, трудились опытные садовые мастера, но большинство планировочных решений принадлежит архитектору Винченцо Бренне. Бренна хорошо знал античные памятники Рима, а кроме того, вдохновлялся архитектурой римского барокко. Связанные между собой озера и речки дополнились прудами и каналами, плотинами и мостами. А насыпные террасы и горки еще более оживили гатчинские виды и сами стали обзорными площадками. В Гатчине гуляющие по парку любуются видами не только из разных точек, но и с разной высоты. Это здешняя особенность и гордость, может быть, не меньшая, чем для Петергофа — его фонтаны.

Дорожка ведет к высокому каменному мостику, но прежде чем подняться на него, обратите внимание на берег Серебряного озера, огороженный металлической сеткой. В отличие от просторного Белого озера, которое уже видно впереди, Серебряное имеет всего 250 метров в длину и около 60 метров в ширину, оно протянулось между берегом Белого озера и дворцом. Озеро отличается очень прозрачной водой. При значительной для такого небольшого водоема глубине — до 14 метров, пласты глины на дне просвечивают серо-серебристым цветом, отсюда его название. Сейчас эта природная драгоценность защищена от посетителей парка, и за сеткой, к сожалению, оказался также декоративный колодец, расположенный у самого берега. Это родник, в 1770-х годах заключенный архитектором Ринальди в прихотливую раму серого гранита. Колодец называют Восьмигранным, но также сравнивают с изящным каменным цветком — его очертания от простого восьмиугольника далеки. Сегодня можно только разглядеть фигурную оправу родника, насколько позволяет высокая трава и ветви деревьев.

Широкая каменная лестница спускается и к пруду по другую сторону от дорожки. С нее хорошо виден изящный трехарочный мост в конце пруда, находящийся уже не на территории парка, а на городском проспекте. Его автор — Андреян Захаров, прославленный автор Адмиралтейства в Санкт-Петербурге. От затененного берега Серебряного озера дорожка ведет на высокий каменный мостик, спроектированный Винченцо Бренной вместе с маленьким каскадом под ним. Небольшой продолговатый пруд, который мы оставляем справа, носит почти обязательное для старинных парков название — Карпин. В нем действительно разводили карпов. Карпиным назван и мост, облицованный, плитами местного известняка. Четыре скамьи из того же камня приглашают задержаться здесь и полюбоваться видами. Справа, за прудом, хорошо читаются все три яруса искусственных террас Голландских садов и Липового сада. На их устройство пошла земля, вынутая на месте пруда.

Загрузка