Остров Любви и павильон Венеры

  • Addressмузей-заповедник «Гатчина», г. Гатчина, Ленинградская обл., Россия

Деревянный павильон на каменном основании построен в 1792—1793 годах по проекту Винченцо Бренны. «Остров Любви. Павильон Венерин» — гласят медные буквы над широкой дверью, выше — лепная композиция из лука со стрелами и пылающего факела. Это атрибуты Амура, бога любви, согласно классической мифологии — озорного сына Венеры.

Все, казалось бы, отсылает к античной Греции — и мифологические символы, и пропорции здания, и портик с колоннами ионического ордера под треугольным фронтоном, и орнаментальные мотивы в лепке. Но павильон называют также Трельяжем из-за обивки стен снаружи тонкими планками, похожими на трельяжную решетку для вьющихся растений. Она усиливает связь с парком и смягчает античную строгость. Дело в том, что у павильона Венеры был французский прототип, современный Павлу — аналогичное сооружение в загородном имении Шантийи.

Незадолго до вступления во владение Гатчиной Павел и его супруга, Мария Федоровна, совершили путешествие по Европе. Они посетили Австрию и Пруссию, в Италии осматривали Венецию, Неаполь, Рим, Флоренцию, Милан, во Франции — Лион и, конечно, Париж с загородными окрестностями. Путешествие продлилось почти год, приятность усиливалась его неофициальностью — великокняжеская чета именовалась «граф и графиня Северные». Их с почетом встречали европейские монархи. Псевдоним и не ставил целью кого-то обмануть, он лишь подчеркивал частный характер этой поездки. В своей резиденции Шантийи великокняжескую чету принимал с огромной пышностью принц Луи-Жозеф Конде, двоюродный брат короля Франции Людовика XVI. Он также подарил Павлу альбом с видами своего дворцово-паркового ансамбля. Заметим, что полтора десятилетия спустя принц Конде будет изгнан французской революцией, и в России у императора Павла встретит щедрый прием.

Вероятно, если Италия выглядела страной величественных руин и преданий, а Пруссия — образцом военного устройства, то во Франции Павел увидел вершину великолепия и вкуса придворной и аристократической жизни. Поэтому оказались значимыми даже такие детали, как оформление ворот манежа — о них шла речь в связи с Екатеринвердерской башней вблизи дворца. Или же парковая постройка строгого силуэта с галантным названием — павильон Венеры, перенесенная на Белое озеро.

В истории российского павильона Венеры много печального и тревожного. Поддерживаемый ремонтами, павильон радовал гостей полтора века, но разрушения во время фашистской оккупации Второй мировой войны его не обошли. В конце 1960-х годов советские реставраторы завершили работы по его восстановлению — это был первый объект гатчинского дворцово-паркового комплекса, возрожденный после войны. Сама деревянная постройка XVIII века чудом уцелела. Плафон, написанный немецким художником Меттенлейтером в конце 1790-х годов, был во многих местах прострелен, разбиты мраморные вазы, похищены зеркала, пострадали даже стены и паркет. Мастера резчики и живописцы восполнили утраты по сохранившимся фрагментам и изображениям, вновь выточили 3 мраморные вазы, а четвертую склеили из обломков. Ведь при реставрационных работах важно не только вернуть красоту интерьера, но и не утратить дух подлинности, максимально сохранить и показать то, что уцелело.

Внутри павильона всего два помещения — небольшой вестибюль и зал, выглядящий неожиданно просторным. Зал освещен четырьмя большими окнами до самого пола и расписан в теплых тонах. Стены украшали арабесковые композиции в технике гризайль — однотонная живопись, имитирующая лепку. Слово «гризайль» происходит от французского «серый цвет», но в изящных росписях павильона краски нежно-охристые, золотистые. Убранство дополняет белый с позолотой лепной карниз и зеркала в белых резных рамах по углам зала. Против окон были установлены высокие вазы в миниатюрных бассейнах — 4 интерьерных фонтана. Напротив двери, ведущей в зал, еще одна дверь — выход прямо к воде озера. За ней лестница в 4 ступени, к которой в царском парке подходили лодки и яхты с гостями. Павильон мог служить то пристанью, то парковым концертным залом, то ложей, откуда любовались маневрами флота и фейерверками.

К сожалению, сегодня не только гатчинские водные увеселения, но и красоту интерьера мы можем представить лишь силой воображения. К разрушению Гатчины приложили руки не только фашисты, но и отечественные варвары, поджегшие недавно павильон. И он снова требует спасения. И если возрождение после войны имело ощутимый идеологический оттенок, поэтому ему уделялось внимание и средства, то сейчас сложно ответить, когда будут завершены работы. Конечно, хотелось бы не только полюбоваться интерьером павильона, но и обойти маленький регулярный парк. От него сохранились только прямые дорожки и ряды подстриженного кустарника, но прогуляться по острову все-таки стоит. Вдоль канала, отделившего его от берега, можно пройти до его противоположного конца, ко второму ажурному мостику.

Загрузка