Колодец Иордань

  • Addressмузей-заповедник «Гатчина», г. Гатчина, Ленинградская обл., Россия

Иорданью — по евангельской реке Иордан — называют в православной традиции прорубь во льду водоема, которую устраивают на праздник Крещения Господня, в январские морозы. Здесь Иордань — прозрачный родник, он не замерзает даже зимой и действительно прекрасно подходит для крещенского водосвятия.

Неслучайно среди многочисленных гатчинских родников именно ключ на низком берегу у начала Белого озера получил в XIX веке обрамление из 4-х гранитных плит. Существует специальное понятие — закрепление видовой точки. Колодец Иордань, не заметный издали, останавливает внимание каждого, проходящего по берегу, подсказывает задержаться здесь.

Дело в том, что особые точки, откуда нужно любоваться видом — не изобретение музейных искусствоведов. Проектируя парк в романтическом духе, обязательно рассчитывали такие места. Их отмечали на местности, чаще — беседкой или огороженной площадкой со скамьей. Но выйдя во время прогулки к одиноко стоящей вазе на постаменте, к гранитному валуну или, например, к декоративному колодцу, обязательно остановитесь и окиньте взглядом окрестности. Как правило, малые парковые формы не только оживляют данный уголок, но и закрепляют видовую точку.

Культурный человек екатерининской эпохи обязан был уметь восхищаться пейзажем. Вот в каких выражениях сообщает о Гатчине первый владелец дворцово-паркового ансамбля Григорий Орлов, в письме прославленному французскому философу Жан-Жаку Руссо. «Мне вздумалось сказать вам, что в 60 верстах от Петербурга у меня есть поместье, где воздух здоров, вода удивительна, пригорки, окружающие озера, образуют уголки, приятные для прогулок, и возбуждают к мечтательности...» Это слова не поэта и не слезливого юноши. Это письмо боевого офицера, зрелого мужчины в расцвете славы, к тому же известного кутилы и дебошира. И конечно, первейшего последователя европейских мод — иного не приблизила бы к себе просвещенная монархиня Екатерина II. Не случайно Гатчинский парк стал первым в России парком в новом стиле — пейзажном.

Белое озеро отсюда кажется необозримо-огромным. Его оживляют островки — крошечные, но с раскидистыми старыми деревьями, все это красоты природы, придуманные и созданные людьми. Вдали виден строгий силуэт павильона, вырастающего почти из воды. Это павильон Венеры, и он будет следующим пунктом на нашем пути.

Если оглянуться на берег, прямо напротив Иордани возвышаются монументальные ворота, сложенные из блоков пудостского камня — знаменитой разновидности местного известняка. Созданные в середине 1790-х годов по проекту Винченцо Бренны, ворота служили главным входом в Придворцовый парк со стороны города, и эту функцию выполняют поныне. А вот их название — Адмиралтейские — звучит в удаленной от моря усадьбе несколько неожиданно. Еще один из гатчинских секретов: у Павла Петровича здесь была не только образцовая армия, но и вооруженный флот из 24 судов. Они, естественно, уступали боевым морским кораблям размерами, зато великолепно выполняли маневры и делали просторы озера еще живописнее. При Павле панораму озера нередко украшали, кроме мачт и парусов, дымы орудийных залпов. Самым большим был 16-пушечный фрегат, следующим по величине — яхта с именем «Миролюб» и с 8-ю пушками. Флотилия включала еще две небольшие яхты, 16 яликов, 2 трешкоута и 2 гондолы. Все корабли были собраны неподалеку отсюда, в здании маленькой верфи, названное Голландией или Адмиралтейством. Нужно заметить, что серьезные флотские учения в Гатчине были, конечно, данью военным пристрастиям Павла. Но само существование парковой флотилии и павильона «Адмиралтейство» в удаленной от моря усадьбе не исключение для XVIII века. То же мы видим, например, в Царском Селе.

Загрузка