Дворец Гатчино

  • AddressКрасноармейский проспект, д. 1, г. Гатчина, Ленинградская обл., Россия

Сегодня Гатчина приветствует гостей сурово — огромным песочно-серым фасадом дворца и бронзовой фигурой императора Павла I, который смотрит на ровный плац.

Между тем первый архитектор дворца, итальянец Антонио Ринальди, первоначально возвел поэтичный охотничий замок, который называли «Увеселительный дом». Ринальди начинает работу в 1766 году для фаворита Екатерины II, Григория Орлова, которому она годом раньше пожаловала мызу Гатчино с окрестными охотничьими угодьями и деревнями.

Представить себе дворец, каким видел его первый владелец, не сложно. Достаточно мысленно убрать часть стен. Сквозь высокие арочные проходы в центральной части был виден парк. Служебное назначение квадратных каре справа и слева от главного корпуса подчеркивалось их меньшей высотой — всего в один этаж. А боковые крылья, соединяющие каре с центральной частью, были открытыми сводчатыми галереями в два яруса. Десять граненых башен и живописно-суровая поверхность природного камня напоминали и о об итальянских виллах эпохи барокко, и об английских загородных усадьбах, органично вписанных в природный ландшафт. Стоит заметить, что Ринальди в эти годы — любимый архитектор самой Екатерины II, строящий по ее заказам.

После смерти Орлова в 1783 году Екатерина II выкупила у его наследников Гатчину с приписанными деревнями. Уже через месяц ее сын Павел получает в подарок имение бывшего фаворита матери, непосредственно причастного к смерти императора Петра III. По-видимому, прекрасное имение не сразу стало любимой резиденцией Павла. В распоряжении великого князя и его супруги оказался дворец со всей роскошной обстановкой и произведениями искусства, но в их гатчинской переписке с Екатериной упоминается только об охоте и прогулках. Учтем и то, что двор великого князя был ограничен в деньгах, а имеющиеся средства уходили на обустройство первой великокняжеской резиденции — Павловска. Зато позднее император Павел I через 5 дней после вступления на престол дарует Гатчине статус города.

В 1790-е годы, когда основное строительство в Павловске завершилось, в Гатчине начинает работать придворный архитектор Павла — Винченцо Бренна, впоследствии возведший Михайловский замок в Петербурге. Дворец он перестраивает, изменяя не только интерьеры, но и внешний облик. Сквозной проход в центре, тесно связывавший дворец с парком, превратился в закрытый вестибюль, место открытых галерей заняли новые залы, а боковые каре повысились на 2 этажа. Это увеличило вместительность здания, более соответствовало холодному и сырому климату — ведь природа у нас гораздо суровее европейской. Но, вероятно, это отвечало и личным вкусам Павла. Дворец стал зрительно тяжелее, неприступнее. Возник образ феодального замка-крепости. Зеленый луг с подъездными дорожками перед фасадом Бренна превратил в плац для военных упражнений, окруженный рвом с 4-мя мостами и пушками.

Сегодняшний облик площади сложился позднее, когда дворец стал одной из загородных резиденций императора Николая I. Согласно проекту архитектора Кузьмина, боковые каре были отстроены заново с сохранением первоначального плана, значительно выросла высота этажей. Для облицовки наружных стен был использован такой же известняк, как для и центральной части дворца. Вдоль рва выстроили сплошной каменный парапет с выступами-бастионами и амбразурами для пушек. Тогда же поставили памятник Павлу I работы замечательного скульптора Ивана Витали. Бронзовый император готов принимать парад своего войска.

Воинские части здесь появились, как только Павел вступил во владение Гатчиной. В 1786 году они включали в себя 3 роты солдат и артиллерийское орудие. Через 10 лет, к моменту вступления Павла на престол, гатчинское войско состояло из нескольких батальонов пехоты, егерской роты и 4-х кавалерийских полков (жандармского, драгунского, гусарского и казачьего), а в артиллерийском полку 16 орудий обслуживали 3 пеших роты и одна конная. Маленькую армию, чьи офицеры были преимущественно выходцами из Пруссии, Павел мыслил и своей опорой, и образцом для всей армии Российской империи.

И если искать тот военный, суровый, казарменный город, каким представляется нам «павловская Гатчина», прийти стоит именно сюда, к плацу перед дворцом. Слева видна невысокая восьмигранная башня-бастион, носящая название Екатеринвердерской. Первоначальный проект Екатеринвердера, вероятно, создавал Винченцо Бренна. Замыслы его планировки и назначения сменились несколько раз — здесь хотели разместить то маленькую крепость, то дворцовые службы, то солдатские и офицерские казармы. Воплотили в камне только башню, которая первоначально должна была в точности повторять башни старых Орловских каре и соединяться с угловой башней Кухонного каре воротами в форме триумфальной арки. Это напоминало въезд в манеж, виденный Павлом Петровичем в Шантийи, во Франции, во время его длительного путешествия по Европе.

А многочисленные сооружения павловского времени в гатчинских парках, которые мы увидим сегодня, расскажут совсем о другом. О сентиментальных и романтических затеях пейзажных парков конца XVIII века, о романтической стороне натуры самого Павла Петровича. Неоднократно напомнит о себе и великолепная усадьба Григория Орлова. На этом суровом плацу близость парков совсем не ощущается. Но чтобы картина полностью сменилась, достаточно обойти дворец справа.

Загрузка